Того, Бенин

Я собрался и выехал в сторону Того. Около самой границы я проехал национальный парк Пама и остановился на ночь около водохранилища Компьенга. Утром, собрав палатку и прочее, решил взглянуть на водохранилище, перед тем как пересечь границу. Подъехал со стороны плотины и, наблюдая забор с колючей проволокой, без особой надежды спросил у охранника можно ли мне посмотреть на плотину и водохранилище. Тот, удивившись, отправил меня к сидевшему в теньке неподалеку боссу и тот внезапно дал добро! Я оставил мотоцикл на стоянке, мы оседлали мопед охранника и через пять минут езды были около электростанции. Взобрались на плотину.

Справа водохранилище

Слева результат работы плотины

Само озеро я сфотографировал, но смысла в фотографиях оказалось мало: над водой стоял утренний туман. После мы спустились обратно к электростанции и я даже не надеялся попасть внутрь, однако меня уверенно провели по всем трем уровням, где я на каждом углу восхищался исполинскими конструкциями. Чувствовалась огромная мощь реки, которая вращает генераторы с немыслимой скоростью, стремясь обрести свободу на другой стороне плотины. Серый, некрашеный бетон стен и потолка, белый и желтый цвет машинерии, равномерный гул и дрожь сдерживаемой стихии. Я ожидал лишь только взглянуть мельком на водохранилище, и этот внезапный утренний подарок я принял с большим воодушевлением. Фотографировать, к сожалению, не разрешили, что я принял с пониманием, хоть и жалко. Уж очень завораживающе. И еще очень жарко внутри.

Мы вернулись обратно, я дал охраннику 500 CFA (60 наших рублей), на что тот замахал руками и сказал, что 200 будет достаточно. Однако я настоял: я рассмотрел все и со всех сторон, включая комнату контроля и управления, и такая экскурсия определенно стоила большего. Обе стороны расстались довольными и улыбающимися. И я быстро долетел оставшиеся несколько километров до границы.

На границе вышла история. Пограничник разглядывая мою visa d'entente внезапно сообщил мне, что въехать на территорию Того я не смогу. На резонный вопрос «почему?» тот указал на отметку single entry (одноразовый въезд) и на то, что виза была выдана в Уагадугу. По его логике я УЖЕ въехал в одну из стран, т.е. виза УЖЕ использована. Я подозревал, что single entry вполне может работать не на всю зону, а только на какую-либо из стран, и после Того у меня был Бенин, где в крайнем случае можно было приобрести транзитную визу на границе. Однако объединенную визу можно получить ТОЛЬКО находясь на территории одной из стран содружества, т. е. аргументы пограничника были несколько алогичны. Наличие отдельно визы Буркина и вполне понятных моих аргументов смутили его, и он сподобился позвонить шефу. Который наконец-то все объяснил, и я без дальнейших проволочек был впущен на территорию Того, засняв напоследок ставшие уже привычными глиняные хатки Буркина.

По ту сторону границы перемены были разительными. Того — далеко не самая развитая страна Африки, но по сравнению с Буркина контраст был огромен. Хорошие дороги, благоустроенные деревни, знаки, реклама... Иной раз я ощущал себя как будто в снова в Европе.

Иной раз на знаменитом острове из Far Cry 3.

Добравшись до океана,

в Ломе, столице Того, я заселился в отель-кемпинг Chez Alice, который рекомендовали мне Марк и Эдвард, где я внезапно повстречал мотопутешественников, с которыми уже общался в Бамако. Они путешествовали по принципу one step at a time, то есть проводили отпуск на мотоциклах, затем оставляли их в Африке, и со следующим отпуском возвращались продолжить путешествие. Поставить палатку под кокосовой пальмой стоило всего 1000 CFA, и я провел там два дня в разговорах о приключениях с ними и Вальтером Вернером — удивительным немцем, который жил на островах Полинезии, а несколько лет назад совершил путешествие в 3000 километров — вдоль всего Дуная — на дрезине. Не той, которая по рельсам ездит, а той, которая велосипед, но без педалей. Сидишь, и отталкиваешься ногами от земли. Дрезина тоже была непростая: он смастерил ее из дерева и металла по старинному образцу! Почитать и посмотреть об этом можно тут : (на немецком)

Следующей точкой назначения был Котону — самый крупный город и неофициальная столица Бенина. До которого из столицы Того было 150 км (sic!). Дорога и здесь была отличная (изобилующая любопытными жандармами на постах, а на границе Того и Бенина я познакомился в Геральдом — немцем, который работал в совместном бенин-немецком госпредприятии. Он рассказал, что в Котону у него есть коллега, который тоже ездит на мотоцикле и, возможно, будет рад пригласить меня в гости. По прибытию в Котону я позвонил по указанному номеру и мы встретились с Тони. Тони — мой практически полный ровесник (разница между днями рождения 11 дней), приятный в общении парень с живым умом, так что мы сразу нашли общий язык. Мы беседовали практически непрестанно, о мире, о путешествиях, о тех или иных ситуациях, в общем, обсуждая все то, что интересно двум людям, исследующим мир. У него же дома я нашел книгу Why Nations Fail (авторы Daron Acemoglu и James Robinson), которую вскользь почитал и которая тоже дала много пищи для наших разговоров. Дело близилось к уик-энду и Тони предложил съездить в Абомей, столицу некогда существовавшего королевства Дагомея, одного из известнейших мест вуду. Что мы и сделали. Дорога туда была отличной, и только по прибытии я вдруг вспомнил, что этот отрезок в 150 километров, от Абомея до Котону, испанец Джонатан (которого я повстречал в Мали) назвал «адом», после которого он сдался и решил не ехать дальше, а искать корабль в Испанию для себя и своего мотоцикла. Оказалось, что дорогу закончили асфальтировать буквально накануне. Снова занятное совпадение. Иногда я говорю себе, что, похоже, все мое путешествие — непрекращающаяся цепочка совпадений.

Тем не менее в Абомее мы разместились в отличном местечке у типичной африканской «Мамо» и отправились на встречу с французской семьей, друзьям Тони.

Местечко

Тристан посерединке между отцом и матерью. Слева его жена и ребенок, справа Тони.

Прекрасные милые люди! Мы говорили по-английски со вставками из французского языка, и я отметил, что мой французский продолжает прогрессировать. Отлично!

После мы посетили дворцы двух последних королей Дагомея (всего королей было десять, и традиционно они пристраивали свои дворцы к дворцам бывших королей), в некотором роде священное место. Дворец представляет из себя два двора, огороженные стенами, внутри которых находятся храм, зал приема, зал заседаний и сопутствующие штуки. У Дагомея была весьма интересная история (например, единственный документально подтвержденный факт наличия армии «амазонок»), и это был один из редчайших моментов, когда слушать гида не скучно, а очень и очень интересно. Традиции вудуизма все еще очень сильны здесь (как и в Нигерии, например), поэтому все мало-мальски значимые объекты украшены различными знаками защиты и угрозы. К сожалению, после тщетных попыток сфотографировать что-нибудь внутри дворцов королей фотоаппарат сел наглухо: фотографировать строго-настрого запрещено, поэтому приходилось пытаться как-то извернуться, в результате чего из-за постоянных включений-выключений батарея и отдала концы. Люди здесь верят в магию вуду, и, возможно, это было одно из ее проявлений (гид, кажется, заметил мои попытки).

Но все-таки одну фотографию я умудрился сделать.

Слева храм (у стены которого можно увидеть черепа принесенных в жертву коров), прямо — зал для торжественных обращений короля к военачальникам (например, перед войной). Пушки были выменяны у португальцев на рабов. Не без труда можно отметить, что крыши у зданий, мягко говоря, не тех времен, но в этом заключается интересная особенность местного отношения к реликвиям: они стремятся не сохранить все нетронутым, как в музее, но сохранить все как и было, перестраивая если нужно, и поддерживая в полной функциональности. Верят, что королевство восстанет из пепла и король вернется?.. Кто знает.

Завтра отправляюсь в Нигерию, и от местных рассказов про тамошние края как-то неспокойно. Но посмотрим.

586

Количество просмотров