Клуб любителей СССР

Бобо-Диуласо. Андрей уехал на микросафари с одним из постояльцев, который арендовал его трак для этого. Я же собрал вещи, попрощался со Шпелой и собакевичами и выехал на дорогу в сторону Уагадугу. Отрезок пути в 360 километров ничем особым кроме невероятного количества лежачих полицейских не выделялся.

За пару дней до моего отъезда Андрей познакомил меня с Мусой. Я сперва растерялся, когда со мной на русском языке заговорил абсолютно местный пожилой буркиниец. Благообразный старик с острым огоньком в глазах и молодой душой. Во времена Советского Союза Муса учился в Кишиневе, а затем жил в Баку и Одессе. Воистину персонаж бородатых анекдотов. В Уагадугу Муса занимался развитием сельскохозяйственной отрасли. Он незамедлительно пригласил меня погостить у него. Я не собирался посещаться столицу Буркина, но от такого предложения трудно было отказаться. Забегая вперед скажу, что это не единственный раз, когда я говорил по-русски с коренным африканцем, и до сих пор такие встречи рвут шаблоны у меня в голове. О временах Союза и своей жизни там Муса вспоминал с теплотой и ностальгией, рассказывал много историй из студенческих времен и жизни в Азербайджане и Украине. За его словами чувствовался дух той самой настоящей дружбы народов. Всех со всеми. Без злобы и ненависти. Я был сражен.

Накануне моего прибытия в столицу в Буркина-Фасо проводились выборы — первые за последние 27 лет, когда страной правил один президент, менявший конституцию под себя. В плане политики Буркина удивительная страна (достаточно вспомнить Томаса Санкару — африканского Че Гевару). Но я на дух не переношу политику и распыляться об этом не буду. Из-за выборов могли быть беспорядки, однако все прошло мирно, без провокаций, с присутствием международных наблюдателей. Население отнеслось к процедуре ответственно. Меня в Уагадугу встретил друг Мусы — Анэ, потому что сам Муса отправился в свой родной город, чтобы проголосовать. Анэ тоже учился в Кишиневе, на строительном, и тоже говорил по-русски.

По пути к Анэ мы заехали в один небольшой аккуратный ресторанчик. Для каждого буркинийца важно первым делом накормить и напоить гостя. Жена Мусы говорила: «Здесь мы разделяем трапезу со всеми. Если вокруг есть нуждающиеся люди, мы делимся своим». Я изредка встречал детей-попрошаек, но, по-моему, это у них способ заработка, пока родители на работе.

Африка... Анэ угостил меня лучшей курицей, что я пробовал за все путешествие. До этого, в Бобо, в одном баре мы с Евгеном и Андреем умудрились заказать курицу которая готовится на месте. «Пуле бисиклет» — курица-велосипед, как ее тут называют. Мяса нет — одни кости :) Здесь же кура оказалась жирна, сочна и приготовлена как надо, в прекраснейшем соусе и овощах. И местное пиво «Бракина», которое принесло в мое тело покой после дороги.

После непродолжительного визита к Анэ мы отправились в дом Мусы, который был все еще в пути. Мне выделили кровать в комнате его сына, куда я и отправился после душа. Кровать! Впервые за последние два месяца я вспомнил, что это такое. О, как же мне спалось! По-королевски! Я распластался звездой по всей плоскости и проспал до полудня.

Следующим днем Муса вернулся с работы, и мы выбрались в город попить пива и поболтать. Примерно в то же время мне позвонил Андрей из Бобо и сообщил, что Муса недавно купил новый дом, и там необходимо развернуть систему питания от солнечных батарей. Андрею нужен был компаньон, то есть я. Работа! Всего на три дня и небольшие, но все же деньги. Муса заговорщически улыбался и кивал головой. Я был полон энтузиазма.

На следующий день я получил сообщение от путешественника из Бельгии по имени Тун, который прибыл в Уагадугу и которому обо мне рассказал один из постояльцев Андрея в Бобо. Мы выбрались в город, и от Туна я узнал, что объединенная виза западной Африки (включающая в себя Нигер, Буркина, Кот-д'Ивуар, Того и Бенин) все еще существует, и — более того — относительно дешева (25 000 франков КФА). Это было мне на руку, учитывая тот факт, что у меня не было визы Бенина, а виза в Того заканчивалась через пару дней. Теперь вместо них я могу получить объединенную, что значительно упрощало мой путь до Нигерии. Съездив на местный рынок с Туном, я узнал, что здесь можно с выгодой продать даже десятилетний кнопочный мобильный телефон из Европы. Еще я понял, что подшипник в заднем колесе моего мотоцикла спустя 60 000 километров окончательно умер. Очень плохая новость.

В следующие дни я вместе с Андреем занимался развертыванием системы на солнечных панелях в новом доме Мусы. Настроение было боевое, и я в радость скакал по крыше и возился с электроникой в доме.

Готовим панельки:

Проверяем инвертор и контроллер:

Моя работа, сверху:

И снизу:

Попутно я пытался найти нужный подшипник, но даже с привлечением местного механика, знакомого Андрея, и посещением всех возможных мест обитания подшипников это не увенчалось успехом. Очень редкий размер... Зато поснимал немного города.

С человеком все хорошо, просто полуденный сон:

И тут мне приходит письмо от PM-Garage. Это такие классные ребята, которые занимаются дооснащением или переоснащением подвесок мотоциклов в Москве. Многие мотоциклисты, которые занимаются мотоспортом, гоняют на треках или эндурят, постоянно пользуются услугами этой компании. В общем, могут, умеют. PM-Garage предложили мне доработанный комплект амортизаторов на мой мотоцикл, и спросили нет ли у меня еще каких-нибудь проблем. Я посетовал на подшипник, и они предложили прислать его тоже! Вот уж и правда никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь! Цепочка подозрительных, но положительных совпадений продолжилась. Правда, счастливого финала у истории пока не случилось, так как краеугольным камнем возник вопрос о доставке. Почта России не соглашается, ЕМС тоже. Вот вам и отправка посылок по всему миру. Вопрос открыт...

В последний день пребывания Андрея в Уагадугу Муса пригласил нас на встречу друзей. Что это за мероприятие, мы и не предполагали, но для вечера субботы звучало весьма неплохо. Каково же было мое удивление, когда мы прибыли на место. Я даже не знаю, как это официально назвать. Клуб. В Буркина-Фасо есть клуб, члены которого так или иначе относятся к Советскому Союзу, или теперь уже России. Буркинийцы, учившиеся в Союзе. Почетные консулы России. Русские, живущие и работающие здесь, их жены. Все вокруг говорят на моем языке! И наша кухня! Борщ, голубцы, оливье, селедка под шубой (которую мне нельзя из-за аллергии, но все же!). Эти блюда банальны для каждого, кто живет в России, но для меня это был просто рай какой-то. Еда, к которой я так привык, и по которой я так соскучился. Дополненное разнообразными напитками, среди которых я предпочел наш коньяк, это вызвало во мне небывалый восторг. И все это в окружении взрослых состоявшихся мудрых людей, которые говорят на моем языке, хоть и совершенно непохожи на меня. В нашем краю нет даже посольства этой страны, а здесь целый клуб, где с теплотой вспоминают времена, когда учились и жили у нас. В такие моменты понимаешь, что у настоящей дружбы народов нет границ.

В уме у меня нарисовалось уравнение с кучей неизвестных. Есть средства, чтобы ехать дальше, но нужна деталь, которую необходимо как-то сюда телепортировать. Оригинальный подшипник, который БМВ может сюда доставить за несколько дней стоит нереальную сумму (480 евро против аналога хорошей фирмы за 60 долларов). Муса настаивает, чтобы мы встретили Новый год вместе. Виза в Нигерию впритык, если я все же останусь. И самое главное — огромное желание встретить Новый год с моей единственной и ненаглядной и никакой возможности его реализовать. Билеты на самолет стали стоить совершенно космических денег. Случаются ли чудеса на Новый год?..

544

Количество просмотров