Мали

Граница между Сенегалом и Мали была не совсем очевидна. Огромная очередь грузовиков на узкой полосе дороги и стихийный рынок по обочинам. Указателей куда идти нет. Зато есть указатели на ночной клуб. Неплохое начало.

Мы постепенно протискивались между грузовиками пока не уперлись в шлагбаум. Ага, это должно быть где-то здесь. Сидевшие у шлагбаума пограничники сказали нам припарковаться около них и идти в стоящее неподалеку здание подавать паспорта. Мы направились к окошку, напустив на себя максимально безмятежный вид и всем своим обликом показывая, что у нас в запасе тонны времени. Сдав паспорта, мы обнаружили стулья неподалеку и развалились на них. Рядом на корточках сидел какой-то местный старик и готовил чай. Он поделился с нами. Терпкий, сладкий — то, что нужно с утра. Марк не переставал радоваться тому факту, что к нему не пристают местные дети и прочие попрошайки. Я убеждал его, что не стоит торопиться с выводами. Через пять минут к нам вышел таможенник с паспортами. Сам вышел! Тут уж и я подумал о различиях между двумя соседними странами. Мы вернулись к нашим коням, и нас подозвал один из таможенников. Выглядел он грозно. Мы с Марком переглянулись: началось. Сейчас, кажется, будут трудности. Но таможенник расплылся в улыбке, пожал каждому из нас руку и заявил, что для него большая честь видеть путешественников в его стране. Что ж, Мали радует нас с первых же минут!

Покинув приграничную деревню, мы с Марком остановились и попрощались. Мой путь до Бамако, столицы Мали, займет один-два дня. Для него это шесть дней. В любом случае я планировал зависнуть в Мали на пару недель, так что мы не сомневались, что снова встретимся. Отвернув ручку газа, я покатился по вполне неплохой дороге и почти сразу же наткнулся на пункт сбора оплаты за проезд. Еще в Дакаре я успел пообщаться на HorizonsUnlimited с мотопутешественником из Испании, Джонатаном. Он выехал позже, но передвигался куда планомернее меня, и был уже в Бамако. Нам было в дальнейшем по пути — он тоже собирался в Кейптаун, так что и с ним мы тоже договорились встретиться в столице. В дороге я получил от него сообщение, мол, увидишь платные посты на дороге — объезжай их по обочине, как делают все местные на мопедах. Если попытаешься проехать через шлагбаум, как автомобили, — штраф! Мне тогда показалось, что я его как-то не так понял. Однако на подъезде к пункту сбора платы я и вправду увидел знак: двухколесным транспортным средствам объезд справа. По обочине. Чудная система... Ладно, зато бесплатно.

За первым же поворотом я увидел в кювете сгоревший дотла грузовик. Напрягся слегка.

Впоследствии по дороге я видел еще несколько подобных вещей. Сгоревшие или просто разбитые транспортные средства. Судя по следам и ошметкам покрышек — взорвавшиеся колеса были основной причиной подобных происшествий. Во всей Африке никто не следит за этим. Едут, пока не взорвется. Это косвенно подтверждали и постоянно встречающиеся по дороге грузовики, водители которых прыгали на балонных ключах, меняя взорвавшееся колесо на запаску.

Вокруг было красиво. И вездесущие ослики.

Большая часть дороги прошла спокойно. Я старательно маневрировал, избегая внезапно появляющихся ям на дороге. Объезжал пункты сбора оплаты по тропинкам. Останавливался в деревнях купить холодной воды в пластиковых пакетах, старательно избегая обезвоживания и перегрева, наученный горьким опытом после Дакара. Начинало темнеть, когда до Бамако оставалось порядка ста километров. И вот здесь начался ад.

Асфальтовая дорога все чаще стала перемежаться грунтовой. Стемнело окончательно. Когда-то здесь был асфальт, который местами скатали до грунта, но ямы остались. Не дорога, а решето из ям. Ямы везде. Если ты хочешь их объехать, то тебе, может быть, и удастся миновать одну-две, но в третью ты точно угодишь. Большую часть времени безопаснее было ехать по обочине. Грузовики повсюду. Они ехали, старательно объезжая дыры, используя всю ширину дороги. Им было абсолютно наплевать на окружающих. Если два таких грузовика встречались, они моргали фарами и гудели друг другу до последнего, и только потом делали попытки разъехаться. Обгонять каждый такой было лотереей — никогда не знаешь, куда тягач повернет в следующий раз. Дополняла картину вездесущая пыль. Пыль из-под колес, пыль от ветра и просто пыль.

Я подумал, что хорошей идеей было бы свернуть на ночевку, и заехал в последний город перед Бамако. И осознал, что допустил ошибку. В городе Кайе, в начале пути, я снял немного наличности с карты, предполагая что смогу сделать это в дальнейшем по пути. Конечно же это и было моим просчетом. Банк-то был, но он был закрыт на реконструкцию... Ближайший — в Кати, а это пригород Бамако. О ночевке можно было забыть. К тому же на горизонте замаячила другая проблема: с оставшимся запасом бензина до Кати можно и не дотянуть... Я вернулся на дорогу.

Иначе как пафосным словом «превозмогание» назвать это было сложно. Я снизил скорость сперва до 80 километров в час. Затем до 60. Затем до 40. Не помогало. Из-за пыли видимость была практически нулевая. Большинство ям были неглубокими, но появлялись внезапно, и иногда после череды маневров между мелкими ямами в конце финальным «боссом» поджидала большая, глубокая. Она ждала. И я не мог ей отказать, влетая туда обеими колесами. Со мной и мотоциклом было все в порядке, если не считать ударов в защиту картера; и не по такому ездили. А вот багаж чувствовал себя очень плохо. В одной из ям отстрелился левый боковой кофр. Я откатился на обочину, матерясь вернулся за ним и вернул на место. Замок все больше разбалтывался. Снова коварная череда ям с глубокой в конце, снова отвалившийся кофр. С помощью подручных средств с обочины я кое-как усилил крепление кофра. Через некоторое время я влетел опять, пытаясь как можно скорее обогнать непредсказуемый попутный грузовик. Снова удар в защиту днища, и в этот раз отлетают оба кофра. Я остановился на обочине и прилег на руль на пару секунд. Затем, матерясь на всю округу, пошел подбирать кофры в свете фар остановившегося грузовика. Когда я собрал весь багаж, грузовик невозмутимо поехал дальше. Я осмотрел кофры. На многострадальном левом минус замок дверцы. Этакими темпами я до Бамако доеду с незапираемым багажом. Я еще снизил скорость и поплелся дальше, иногда оттормаживаясь полностью, чтобы сперва разглядеть путь между препятствиями.

Когда до Бамако оставалось порядка 50 километров, в одной из деревень меня остановили на полицейском посту. Я был даже рад, нужно было передохнуть. Пока один из полицейских переписывал мои данные, другой на ломаном английском спросил, все ли у меня хорошо. Я посетовал на качество дорог, тот рассмеялся. Но это не самое главное, сказал я. Меня волнует бензин — и я потыкал пальцем на давно уже горевшую предупреждающую лампочку на приборной панели. Тот отошел и через минуту вернулся и спросил хватит ли мне 5000 CFA. От удивления я раскрыл рот. Меня старались обобрать на многих полицейских постах в других странах, но чтобы предлагали помощь! Ах, Мали... Я рассыпался в благодарностях. 5000 это больше 5 литров бензина. Этого уж точно хватит до Бамако. Больше того — полицейский спросил меня, знаю ли я, где ближайшая заправка, и, узнав, что я не в курсе, прыгнул в машину и попросил следовать за ним. Заправка не на трассе, пояснил он, так просто ты ее не найдешь. Мы доехали до следующей деревни, свернули несколько раз и оказались у заправки. Заправились. Полицейский проводил меня обратно на трассу и пожелал счастливого пути. Я остался стоять на обочине, решив перекурить. Я проезжал деревни и видел, что зачастую там нельзя даже купить чего-нибудь поесть с мясом, его попросту не было. Людям здесь в массе своей жилось не шибко хорошо. И тем не менее, люди эти были добры. Намного добрее и честнее, чем в Сенегале. Контраст между этими двумя странами просто поражал. То, что сделал этот полицейский, — настоящий поступок. Я мысленно пожелал счастья ему и его семье. И двинулся дальше, превозмогать.

Последний отрезок пути до Бамако я ехал без малого три часа. Я уже смирился с мыслью, что мне не встретить сегодня никого, чтобы пообщаться. Все, что мне хотелось, — доехать наконец, может, выпить чего-нибудь — и завалиться отдыхать. При таком развитии событий мне уже не приходилось выбирать место, где остаться. Еще в Дакаре, когда я заполнял анкету на визу в Мали (все легко и просто, 24 000 CFA и две фотографии, на следующий день готово), я не знал, что писать в графе «предполагаемое место пребывания». Рядышком анкету заполняла пара путешественников, и они сказали мне: «Пиши Sleeping Camel, все равно все путешественники едут туда». Я написал. А сейчас припомнил это и покопался в навигаторе. Да, есть такая точка в POI. Я проложил путь и проехал последние 3 километра.

В последние несколько метров я обогнул территорию немецкого посольства, которое почему-то выглядело как крепость, и уткнулся в наглухо закрытые серые ворота. У входа гоняли чай несколько человек. Смущенный отсутствием каких-либо знаков и вывесок, я уже было подумал, что точка в навигаторе устарела, но один из них спросил: Sleeping Camel? Я закивал головой, и они постучали в ворота. Те распахнулись, и я въехал на территорию. Милый небольшой отель и бар. Славно. Мне показали место для кемпинга на небольшой лужайке у отеля, я быстренько раскидал палатку и засел в баре, который был еще открыт. Bloody fucking hell, написал я Марку, тебе стоит позаботиться о том, чтобы найти где-нибудь противогаз. Я с трудом представлял, как он проделает тот же путь на велосипеде. В баре нашлось холодное пиво, и я начал понемногу приходить в себя. Поездочка была та еще. Немного придя в себя, я отправился дремать.

Это место, Sleeping Camel, стало моим пристанищем более чем на две недели. После сенегальского хардкора мне хотелось отдохнуть, побыть немного на одном месте, походить в шлепанцах, а не мотоботах. А еще я очень хотел встретить Кристиана, но здесь мне не повезло — за день до моего прибытия он уехал из Бамако провести отпуск со своей семьей и собирался возвращаться не раньше чем через месяц. Впрочем, отсюда и не хотелось уезжать. Владельцем отеля был американец, Фил. И знал свое дело хорошо. Несмотря на общую дешевизну места (для меня это всегда плюс), здесь не ощущалось обычного африканского разгильдяйства. Все всегда работало. Кухня была вкусной и разнообразной, а пиво холодным. Все простые и бесхитростные вещи, к которым так привыкли все мы и которых так не хватает в Африке, — здесь были. Даже такая мелочь, как всегда наличествующее мыло в умывальниках и душевых, и бесплатный репеллент от комаров на баре — редкость в Африке. Ребята из команды знали свое дело. Здесь жило много вояк из ООН, что так же косвенно подтверждает уровень этого места. И при всем при том это был один из самых дешевых отелей в Бамако, если не самым дешевым, как по ценам за жилье, так и за еду и прочее. Но самое главное — люди. Здесь можно было оставаться вечно. Кто-то приезжал, кто-то уезжал. Почти каждый день была возможность пообщаться с кем-то, послушать истории и поделиться своими. Самые разные люди.

Весь следующий день я просидел в баре, без желания куда-либо двигаться и просто отдыхая. Пообщался с Гарри, американцем, очень похожим по характеру на Джима Моффета из фильма «Самый быстрый "Индиан"». Он объехал всю Африку на стареньком Jeep Wrangler. Мы несколько часов рассказывали друг другу о своих приключениях, а затем я засел писать свои заметки. День пролетел незаметно.

Я встретился с Джонатаном, тем самым парнем из Испании, который на мотоцикле направлялся в Кейптаун, как и я. Он был очень рад. Судя по информации в интернете, визу в Нигерию получить вообще едва ли возможно, и это очень волновало его. И вот он только что получил визу в Нигерию, вопреки опасениям — легко и быстро. Немного пообщавшись мы пришли к выводу, что вместе поехать нам вряд ли получится: он был ограничен по времени и должен был вернуться домой до декабря. Для меня же, наоборот, так рано в ЮАР не надо: мне нужно прибыть в США после зимы, и сидеть в Южной Африке три месяца нет смысла, да и виза не позволила бы. Но то, что он поедет вперед меня, весьма полезно с точки зрения актуальной информации. Напоследок я починил на его Africa Twin фары головного света, и теперь они светили на дорогу, а не пытались вызвать Бэтмена. Джонатан уехал.

На второй день я, как обычно, вытащил ноутбук за один из столиков и принялся писать. Был вечер, за соседним столиком распивали пиво очередные вояки из ООН. Англичане и шотландцы. Они спросили меня, что я здесь делаю. Путешествую, вот пишу заметки, ответил я. Их лица заметно преобразились. «Ты сумасшедший!», — вскричал один из них. Мали сейчас самое опасное место на земле! Отдаешь ли ты себе отчет — какой опасности себя подвергаешь?! Знаешь ли ты, что несколько месяцев назад в трехстах метрах отсюда один из ночных клубов был расстрелян радикалами и напоследок забросан гранатами? Если бы я был на твоем месте, сказал один из них, я бы сверкал пятками отсюда без оглядки. И ты сидишь тут и пишешь свои отчетики в блог! Ты с ума сошел! Ты напишешь, что здесь все хорошо, сюда буду приезжать туристы — и умирать! Я огляделся вокруг и начал понимать, почему отель выглядит как хорошо укрепленная крепость. Должен признать, что они меня немного напугали, хотя больше было похоже, что они сами напуганы до смерти. Что ж, если запахнет жареным — я свалю. Жареным до сих пор так и не запахло.

Здесь я встретил Заса. Зас — это прозвище, звали его Иван. Русские корни, хе-хе. Родом из ЮАР, белый немолодой дядька, работающий с ООН (как и большинство не-путешественников здесь). Харизматичный, веселый, всегда рад поболтать. Он сетовал на то, что у него тоже есть мотоцикл и он очень любит путешествовать на нем, но работа не позволяет. Мы договорились встретиться, когда я буду в ЮАР, и сделать немного дороги вместе. Я был рад этому — теперь в конечной точке путешествия меня ждет товарищ, разбирающийся в местных реалиях и в то же время близкий мне по духу.

Тем временем шел чемпионат мира по регби, и Зас подсадил меня на эту игру. Я никогда раньше не был ярым болельщиком какого-либо спорта, того же футбола, но эта игра меня затянула. Хардкор, превозмогание, мясо. Мы были свидетелями, как сборная Новой Зеландии надрала задницу сборной Франции с разгромным счетом. Забавная была игра. В баре сидело огромное количество французов из ООН с печальными лицами, и лишь столик с англичанами прыгал и скакал, радуясь тому, что Франция проигрывает. Старые добрые стереотипы, хе-хе. Регби захватил меня настолько, что и впоследствии, когда Зас уехал, мы продолжали обмениваться сообщениями и комментариями по поводу игр. Зас познакомил меня с Марион — француженкой, которая работала в какой-то межправительственной французско-малийской комиссии. С ней было очень интересно поболтать вечерами под пиво или выбраться куда-нибудь с ее друзьями. Или просто потупить вечером в баре.

Наконец я дождался Марка. За полчаса до прибытия он написал мне «заказывай пиво, нам нужно отпраздновать победу над этой дорогой». Могу представить — почему. Вместе с Марком мы начали разведку местности на предмет магазинов с нормальной едой и самое главное — посольств. В Бамако просто нет адресов.

То есть, они номинально есть, но только номинально. Местные пользуются ориентирами. «У немецкого посольства», «не доезжая до офиса ЮНИСЕФ», «справа от площади Патриса Лумумбы»... Марку было необходимо получить визу в Кот-Д'Ивуар, и поиск посольства занял у нас полдня. Мы кочевали с место на место, выспрашивая подсказки у местных. Большинство направляло нас на площадь Патриса Лумумбы. Только вот ведь незадача: посольство Кот-Д'Ивуара съехало с площади ВОСЕМЬ лет назад. В итоге нам все же удалось найти его, неподалеку от отеля «Рэдиссон», стоптав ноги до мозолей. Обратно хотели поймать такси, в итоге нас подвез местный на мопеде. Втроем.

Вернувшись в отель, мы встретили четырех ребят из Германии, которые направлялись в Бенин. Они путешествовали на минивэне и были весьма жизнерадостны. Следующим днем мы навестили еще одно посольство, а вечером решили засесть в баре. Мы сидели вдвоем и позвали к нам за столик еще какого-то скучающего парня. Афганец, живущий 16 лет в США, тоже работающий в ООН. Знатно же мы напились тогда.

Мы с Марком потихоньку делали визы, выискивая посольства. Мы больше не повторяли ошибки и не пытались ходить пешком — катались вдвоем на моем мотоцикле.

А в один из дней удалось даже покататься на лодке.

Вечером готовили на горелке ужин и пили пиво, общаясь с разными людьми. Где-то в это время мне пришло сообщение от Джонатана: «Я передумал ехать дальше. Буду искать корабль из Бенина в Испанию». Вот это новость. Почему, спросил я у него. Он ответил, что перестал получать удовольствие от поездки. А ведь так радовался Нигерийской визе и в итоге ею даже не воспользовался. Я поделился эти с Марком, и тот... Тоже обескуражил меня тем, что собирается из Бенина или Того улетать в Южную Америку. Мистика. Я встречал немало путешественников, направлявшихся в Кейптаун, но все они по какому-то странному совпадению так или иначе бросили эту затею. И никто не мог назвать внятную причину. Обычно это было «устал от Африки».

Я вспомнил Юрия, который улетел из Сенегала домой. Потом остальных. И единственное, что я нашел общего между ними — они все все время «выживали». Искали где подешевле, кипятили воду из-под крана вместо того чтобы покупать, готовы были пройти пешком лишних несколько километров, чтобы купить что-то на несколько процентов дешевле. Это вполне логично и правильно, время — конвертируемый ресурс, и когда у тебя его много, ты можешь с помощью него экономить деньги. Но если находиться под таким стрессом постоянно (а Африка к тому же совсем недешевое место, дороже Европы например), то рано или поздно сдашься. Постоянно в напряжении, не позволяя себе расслабиться ради лишних десяти центов, и уж конечно никаких излишеств вроде алкоголя... Вывод получается закономерный. Даже меня на фоне информации о том, что Нигерия — самая опасная страна, если говорить об «обычных» преступлениях, — посетила мысль: а может, ну его, тоже кораблик до Южной Америки поискать?.. Но я отмел ее. У меня есть цель. Я буду пытаться ее достигнуть. В конце концов я куда более расслаблен. Это бьет меня по карману, но это позволяет не съехать с катушек. Единственное, о чем я жалел, — с отъездом Джонатана теперь у меня не будет свежей информации о состоянии дорог и прочего на пути. Но, может, оно и к лучшему. Просто буду осторожен.

Я починил Марку электрику на его велосипеде и немного пошаманил тормоза. Марк уехал в Кот-Д'Ивуар и далее, пригласив меня отметить его день рождения в Того десятого ноября.

Напоследок немного фотографий этого приятного замечательного места, где я провел уже больше двух недель.

...Что ж, визы сделаны, мотоцикл немного обслужил... Осталось только придумать, как выбраться отсюда теперь. Стоимость виз и некоторых запчастей оказалась слегка выше, чем я предполагал.

691

Количество просмотров